Эль'Омари

Объявление

В игре 1-10 дни месяца Криос 955 года
    НовостиКвестыРозыск персонажейАдминистрация
  • 17.10.2018
    Как всегда, ваша женщина и снова с плюшками.
    24.09.2018
    Набор в первый развлекательный квест.
    18.09.2018
    Три слова новостей.
    И не забываем гладить ТОПовского монстрика!
    Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
  • Квест #1: Северный ветер войны
    Шангарцы подозревают орков в нападении на их караваны, Хаздрамар отрицает обвинения и обращается за помощью к незаинтересованным сторонам, чтобы они провели расследование и предотвратили войну.
    Статус: в процессе набора

    Квест #2: Время потрясений
    Во время праздника пал от драконьего копья предводитель Крылатых. Теперь, чтобы статус некогда самой влиятельной организации не пошатнулся окончательно, всадникам требуется выбрать нового предводителя и отомстить.
    Статус: в процессе набора

    Квест #3: В пучину хаоса
    Жителям Мистранга не дает покоя неведомая темная тварь, что заинтересовало демонопоклонников, которые хотят разузнать о ней больше и помочь или завладеть ее разумом, что бы использовать в своих целях.
    Статус: в процессе набора

    Квест #4: Пришелец из мрака
    Гномы уже готовы сложить оружие и бежать из собственного дома, поскольку новый враг почти не оставляет надежды на победу. Множество собратьев полегли в сети глубоких пещер, из-за чего у наместника Мистранга не остается другого выбора - кинут клич о помощи среди наземных жителей.
    Статус: в процессе запуска и набора

    Квест #5: Муж для королевы
    "Анарут благоволит достойному!" - именно под таким лозунгом в Варанаси начался турнир за руку Махараджи. Кто станет супругом правительницы и что его ждет?
    Статус: начат, ведется набор

    Квест #6: Нож в спину
    Красия бурлит - все обсуждают покушение на короля, совершенное одним из таурити. Народ требует отомщения и готов хоть сейчас вздернуть всех жителей Танзара, что есть в королевстве, однако, все не так просто
    Статус: начат, ведется набор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эль'Омари » Сюжетные эпизоды » Г1.Ч2.Э1. Время потрясений


Г1.Ч2.Э1. Время потрясений

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[bga][bigram]https://i.imgur.com/hzjuoKd.jpg[/bigram]

[zg]Дата, Время и Место[/zg]
[bpost]9 день месяца Криос, 955 год. Утро в Безмолвном Пике.[/bpost]

[zg]Действующие лица[/zg]
[bpost]Эангар, Агмейр, Чигару, Эйрулавель, Кейрисаррэль, Гвендолин.[/bpost]

[zg]Описание[/zg]
[bpost]Аурелин, молодая аметистовая королева, наконец готова подняться в свой первый брачный полёт. Это событие форт ждёт с того самого дня, как погиб Онурр, - кто с надеждой на лучшие перемены, а кто с далеко идущими планами, среди которых главное место отводится желанию занять место почившего Предводителя. Как бы там ни было, именно сегодня, под предрассветный призыв драконицы, решится дальнейшая судьба Безмолвного Пика.
Первый круг - произвольная отпись.[/bpost][/bga]

0

2

Первые лучи окрасили в бледно-золотой Драконий остров и всё, что на нём находится, будя растительность и живых существ. А кому-то не спалось задолго до рассвета. Гвендолин ещё в глухую ночь мучали смутные предчувствия. Такое редко происходило. И в основном это были тревожные сновидения, полные неочевидных намёков и размытых образов. Но на этот раз женщина пребывала в каком-то странном душевном подъёме. Ощущение грядущего чего-то значимого не покидало. Весь форт уже давно ждёт, когда юная аметистовая королева поднимется на крыло, ведь это подарит Ордену нового Предводителя. После Онурра... Лине очень хотелось бы, чтоб это место занял кто-то достойный, кто-то преданный их делу всей душой. Второго Крана им, разумеется, не светит, но среди тех же капитанов были те, кто заботились о своих крыльях, как никто другой.
Не в силах справиться с обуревающими её чувствами, нау покинула свою комнату, наскоро оделась и растолкала огромную чёрную тушу, которая чуть не снесла её хвостом, а затем накрыла когтистой лапой, чтобы спать не мешала. Лина была деятельная, трудолюбивая, ещё и жаворонком. А Мара считала, что даже только что проснувшаяся и ещё не в кондиции уложит любого. Но не могла отказать рыжей, когда та просила отнести её на берег. Бьющееся о скалы море успокаивало нау, она очень любила свою стихию. И любила близ неё тренироваться, поддерживая себя в должной физической форме.
Но сегодня было больше хождения из угла в угол по прибрежной каменной площадке. Черношкурая громада валялась рядом, одним багровым глазом с прищуром следя за напарницей с каким-то усталым непониманием. Словно она видела это за свою жизнь слишком много раз, наперёд знает, что будет дальше, и ей уже заранее скучно и не хочется в этом участвовать.
- Хоть бы сегодня, хоть бы сегодня... - бормотание это могло бы раздражать, если бы было чуть громче, но рыжая шептала это себе в сжатый кулак, смотря расфокусированным взглядом куда-то перед собой.
- Слушай, угомонись. Ты так переживаешь, словно это мне лететь в этом полёте. Придёт время - будет у нас новый лидер. Какого мрака ты так переживаешь и какое тебе до этого дело? - мыслеречь обсидиановой была полна раздражения. Ей не было особого дела до того, когда состоится брачный полёт. Главное, что он будет. И кто-то выиграет. И этот кто-то получит заслуженный пост. Всё просто. Всё равно ни Лина, ни Мара не могли повлиять на то, кто из самцов окажется счастливчиком.
- Нам всем должно быть до этого дело! - даже слишком порывисиый ответ говорил сам за себя. Тема больная, с ней к рыжеволосой лучше не лезть, а то можно огрести, - Орден в упадке, нам нужен сильный лидер, а не второй предатель. И я чувствую, что очень скоро всё решится.
Шея чуть хрустнула, когла женщина её склонила набок, а затем устало потёрла ладонью, разминая. Везёт же её подруге - та не парилась о том, на что повлиять не могла. А то, что изменить могла, - изменяла. Наверное... в этом была её самая большая мудрость, которая, сколько драконица ни делилась с нау, так и не передалась рыжей.
Дойдя до одной из скал, всадница принялась омывать рука, брызгать холодной водой в лицо. Наверное, дело в том, что весь этот Орден и само предательство в верхушке правления - это слишком личное для Гвендолин. Из-за убеждений. Из-за сына. Много из-за чего. Для кого-то - просто пятно на репутации организации. Для некоторых - трагедия, смерть друзей и родных. Не у всех сердце из камня.
Парочка улетела обратно в Безмолвный Пик. Взлётная площадка встретила их множеством фигур братьев и сестёр, но сама нау хотела сейчас найти только одного Крылатого и его дракона. Ей даже не пришлось ничего говорить Амаранте - та почувствовала, но, как и всегда, отнеслась к желанию подруги с долей всеобъемлющего критиканства.
- Видишь их? - в полёте Пламенная по понятным причинам тоже переходила на связь ментальную - сквозь свист ветра и хлопки могучих крыльев-чёрных парусов всё равно бы её никто не услышал.
- Зачем тебе это вообще?
- Хочу пожелать удачи.
- Сентиментально. Если достоин, его дракон всё равно одержит победу. Сильным удача не нужна.
И снова счастливо разошлись во мнениях. Хорошо, что с годами взаимное раздражение из-за разницы в ценностях между Крылатой и чешуйчатой сгладилось. Лина просто принимала и любила Мару такой, какая она есть. А Мара себе спокойно ворчала и не сдерживала собственное недовольство, потому что никто и не запрещал.

Отредактировано Гвендолин (2018-09-09 17:22:44)

+4

3

- Сегодня, значит... - взгляд Крылатого был устремлен в ночное небо. Казалось, что хватит протянутой руки, чтобы коснуться пальцами этой чарующей и мягком темноты, но нет. Сейчас дракон и его всадник твердо стояли ногами на земле, чувствуя, как не хватает того радостного ощущения полета. Терисэль попросил прогуляться с ним, попросив своего дракона не принимать истинный облик. Хотелось просто поговорить, на любые темы, возможно, даже абсурдные. Но как оказалось, выйдя за пределы Форта в местные леса - как нужда в словах исчезла. Кейрисаррэль прекрасно понимал своего всадника - мысли обоих сейчас были об одном. Утром в небо поднимется Аурелин, пробуждая древние инстинкы в каждом драконе, будет призывать их своим видом, чаровать прекрасным блеском аметистовой чешуи. И тот, кто догонит её и сожмет в своих объятиях - получит все.
- Волнуешься? - в голосе всадника не было и капли издевки или язвительности. Скорее нау хотел узнать, каковы планы у дракона. Ведь когда-то давным давном из-за его решительности они получили статус капитана. А сейчас, как прямой потомок Батура - Кейрисаррэль мог по праву занять место отца, сделав своего всадника Предподителем Ордена.
- Не за себя. За них, - несколько небрежно бросил Кей, дернув плечом. Хоть и ночь сейчас правила балом, но жизнь в Форте не замирала ни на секунду. Крылатый отчетливо слышал, как кипит работа, как молодые самцы не могли перебороть сон, испытывая волнение перед столь важным событием. Ри был уверен - многие в мыслях мечтали бы так же взмыть в воздух за Королевой.
- Они сильнее, чем ты думаешь. Прекрати рассуждать, как старый дед, - легкий смешок, уголку губ Тери дрогнули, выдавая то, что в душе всадник повеселился от сравнения Кея со старцами. А ведь он был несколько старше своего дракона, но кого это волнует?
Кейрисаррэль не ответил ничего, улыбка лишь на мгновение промелькнула на лице. Ведь с первыми лучами солнца он должен взмыть в небеса, как отец когда-то. Но хотелось ли? Их положение сейчас итак было довольно высоко, а становиться Предводителями, вести за собой весь Орден...
- Никто и никогда не сможет вернуть старые времена, - Терисэлю даже не нужно было читать мысли своего дракона, ведь его самого мучили точно такие же размышления, - И ты ведь сам прекрасно понимаешь - нам нужна свежая кровь. Не стоит отравлять будущее болезненными воспиминаниями о былом.
И на это Кейрисаррэль ничего не ответил, лишь поднял руку в знаке "не стоит". Последняя ночь перед "новым завтра". Им нужно просто помолчать. Присесть на землю спина к спине и устремить взор вверх - а все остальное подождет.

***

- Эйруалавель Эрондейл, Королева Форта и всадница Аурелин, - хоть голос Терисэля был тих, но интонация выдавала с головой - сейчас всадник был несколько недоволен тем, что девушка до сих пор находилась в постели. Тери и Кей вернулись с прогулки недавно и сразу же направились будить Королев. Впереди Форт ждало много дел и подготовка должна быть организована на высшем уровне в столь важный, исторический день. Капитана окружали приятные запахи леса и свежести ночи, а холодные пльцы то и дело требовательно касались щек Эйри, не давая возможности оставаться в комфортном тепле одеял и подушек. С Аурелин было еще проще - той стоило лишь  пощекотать нос, чтобы раздалось недовольное ворчание.
- Соизвольте открыть глаза и привести себя в порядок, времени практически не осталось! - и пок Тери пытался разбудить девушек, Кейрисаррэль облокотился спиной о стену около двери в покои. В иное время они бы даже не подумали тревожить сон маленьких негодниц, но сейчас того требовали обычаи.
- Какая жалость, а я думал, что Аурелин успеет привести мои волосы в порядок... Но как видно я останусь не только нечесанным, но еще и голодным перед полетом, - наигранный вздох, а в глазах искры озорства. Уж если такой манок не сработает - придется вытаскивать из постели силком, - Я понял - это их коварным план. Они всех оставят голодными, чтобы ни у кого не было сил лететь.

***

Каким чудом им удалось все же разбудить Королев - одному создателю известно, но все же когда Терисэль и Эйруалавель отправились раздавать указания относительно подготовки Форта к событию, Кейрисаррэль хотел было отправиться готовить себя морально к полету, но маленький избалованный хвостик совершенно не хотел отпускать "деда" и требовал внимания.
- Ну что, что, что ты хочешь от меня? - несколько обреченно и наигранно сердито, показывая недовольство, да только разве этим испугаешь. Взгляд скользил по проснувшимся, отмечая, что многие бодры как никогда. И как только им удается сохранять такой свежий вид, если учитывать, что в последнее время спокойный сон был роскошью для Ордена. И пока солнце еще только-только касалось своими тонкими лучами темного неба - многие решили размять крылья перед тем, как будут заперты, дабы не случилось "неприятностей". В небе Кей увидел несколько драконов из своего Крыла, отмечая, что драконы сияли так, будто неделю начищаю чешую к этом событию.
Наскоро перекусив, чем вызвал сердитые взгляды со стороны Эйри, Кей лишь развел руками и поспешил на главную взлетную площадку. Терисэль лишь успел бросить вслед, что скоро присоединится, но дракон уже и не слушал.
Находиться дальше в облике человека не было смысла - и Ри, не стесняясь, отбросил сковывающую сущность, давая своему истинному телу свободу. Крылья отозвались приятным саднящим чувство, когда дракон позволил себе полностью расправить их, попутно оценивая себя в целом. Довольное рокотание раздалось в груди, а столь приятный и мелодичный (говорите что хотите - но для Кея это действительно музыка) звон чешуи согревал душу. Гордо вышагивая на главную взлетную площадку, Кейрисррэль не удержался. Уж слишком все было торжественно, пафосно - и совсем мало веселья. Еще мгновение - и вот он уже шутливо перепрыгивая с лапы на лапу, подражая гарцующему скакуну, сделал "круг почета", гордо задрав нос и пофыркивая. Нет, он не красовался - за такой реакцией в грубине сердца скрывалась печаль и сожаление. Ведь в свое время Кейрисаррэль мечтал о том, что легким взмахов крыльев ворвется в небеса рядом со своим отцом и в честной битве настигнет Королеву. Но это было, очень, очень давно.

+3

4

Раннее утро, а они, безумные жаворонки, по своему старому обычаю уже не спят. Утро только-только занималось на Драконьем острове, но в воздухе уже витало напряжение и возбуждение от предстоящего события. Всадник чувствовал, как его распирает какое-то нехорошее предчувствие, которое он списывал на счёт банального стресса, и дракон соглашался с ним. Архарос вообще вёл себя крайне спокойно, что было для него странно, непривычно. И это тоже настораживало наездника, давая пищу для размышлений. 

Рука, затянутая в плотную кожаную перчатку, неровно скользила по шершавой рубиновой шкуре ящера, на лапах которого Эангар удобно примостился. Он любил так лежать рядом со своим драконом, вполне уютно привалившись спиной к его плечу, да и дракон явно чувствовал удовлетворение от того, что всадник находился рядом. Архарос как-то сказал, что физическая возможность контролировать ситуацию и присматривать за наездником собственными глазами гораздо больше успокаивает его, нежели поддержание контакта посредством телепатии. Наверное, в этом у дракона было что-то человеческое от самого Эангара, потому что он понимал своего ящера и полностью разделял его мнение. Да и находиться рядом с частичкой себя было значительно приятнее, уж не любил всадник расставаться с этой рубиновой горой, что бы ни происходило. 

К превеликому счастью, их скорое временное расставание носило исключительно приятный характер. Правда, волнительный из-за своей ответственности, но тем не менее положительный. Очередной брачный полёт в их жизни! Новая схватка в небе среди множества ревущих конкурентов, что, как и ты, как и твой дракон, с которым в этот момент ты неразделим, преследуют лишь одну единственную цель - аметистовую королеву. К своему же неудовольствию, Эангар испытывал то же волнение, что и раньше, хоть и лишь из-за того, что этот полёт был определённо самым важным в их общей с рубиновым жизни. 

- “Наслаждайся этим недолгим моментом, когда тишина ещё не развеялась. Дальше мы будем лишены и минуты покоя”, - дракон мягко напомнил погрузившемуся в раздумья и воспоминания всаднику о своём нахождении рядом и тихо зарокотал. Это было выражение поддержки и уверенности в том, что всё закончится для них благополучно, а судя по настроению, царившему в душе дракона и отголоски которого чувствовал Таран, Архарос уже видел себя в брачном танце с аметистовой. Однако Эангар лишь отмахнулся от него, не став отвечать, как и на усилившееся рокотание, ставшее более навязчивым. Хотя дракон в любом случае был прав: каким ни был бы итог полётов, а работёнки у них будет выше башен, особенно у Первых Крыльев. Особенно у тех Крыльев, в землях которых разгоралась война. 

- “Уже совсем скоро нам придётся вмешаться в ход переговоров и сохранить мир, если в войну мы не имеем права. Даже для самого Ордена это одна из первостепенных задач. В противном случае, разгоревшийся пожар мы не затушим”, - теперь молчал дракон, но благодаря связи с ним, крепчающей с годами, Рубиновый чувствовал его одобрение. - “А сейчас нам пора”, - с этими словами всадник поднялся со своего импровизированного ложа, а дракон, ступая неспеша, но со скрипом громоздких рубинов, пошёл следом, не пожелав менять свой облик. И это правильно: дракон должен оставаться драконом, не отказываясь от своей сути, если в этом не было острой необходимости. 

На пути к взлётной площадке они встретили своё Крыло, в полном составе собравшееся в главном зале их части форта. Мысленно Эангар отметил озабоченность на их лицах, - видимо, его обычно открытое и в некотором роде весёлое лицо сейчас окончательно растеряло привычные маски и выражало всё, что царило в душе. Это бы и злило всадника, если бы могло хоть как-то помочь, но нет. Зато помогла по-семейному тёплая поддержка своих бойцов, каждый из которых - и всадники, и драконы, пожелали своему капитану удачи. Напоследок же, когда Эангар и Архарос оставляли их, те вскинули кулаки - знак готовности к полёту, и Таран ответил им, чувствуя, что сегодня всё-таки его день. Как бы ни случилось, и что бы ни случилось. 

- “Нет, определённо зря я тебя раскармливал до таких кондиций. Чародейская башня из Шангара и то будет быстрее и подвижнее в небе, чем наша рубиновая громадина”, - и за эти слова всадника уже на площадке "слегка"  боднули в спину, из-за чего он было потерял равновесие, но удержался. Настроение поднималось, и на душе становилось спокойнее. Всё же не клин светом сошёлся, да и в своём драконе Эангар был более, чем уверен. 

- Ещё бы это было не так, - довольно заметил рубиновый, отходя от Тарана и на ходу расправляя могучие крылья насыщенного винного оттенка. Всего несколько мгновений понадобилось ящеру для того, чтобы воспарить в небе и уйти на разминочный круг над фортом.

Отредактировано Эангар (2018-09-11 09:59:51)

+4

5

Эйруалавель отдала последние указания по поводу утра и вернулась в их комнату. В комнате Аурелин сидела по середине кровати, на которой были разбросаны книги и пергаменты. Девушка что-то сосредоточенно перелистывала и искала, явно постоянно недовольная результатом.
- Что ты ищешь? - поинтересовалась Эйр, садясь за стол и беря в руки яблоко, которое разрезала пополам, тут же слизнув сок с пальцев, который попал на них с разреза. Драконица была напряжена, что передавалось всаднице, но последняя уже потихоньку училась разделять их эмоции и чуть отстраняться, хоть когда из Лины эмоции били ключом, сложно было это делать.
- Я пытаюсь найти одну руну, я ее забыла, - Рейли хаотично дергалась, ее пальцы были неточными, Ру же размеренно резала яблоко на дольки, периодически отправляя их себе в рот и наблюдая за драконицей. Это продолжалось несколько минут, пока всадница не выдержала, отложила нож и яблоко и пересела на кровать, напротив беловолосой, с которой была похожа во многом. Они были иногда как зеркальное отражение друг друга, а иногда абсолютно противоположны. Хотя форт был семьей, острое ощущение, что без друг друга им тяжелее жить, чем без всех остальных, было постоянным, они с ним привыкли жить. Последние дни добавили недоверия ко всем вокруг. Они могли не любить предводителя, но в чем-то уважали его, смерть же от союзников пошатнуло их доверие ко всем. Королевы не чувствовали себя в безопасности в форте. Когда-то их научили спать с ножом под подушкой, поскольку истории о восхождении Онурра к власти были не сказками. Теперь пальцы сильнее стискивали рукоятку клинка. И если кому-то казалось глупым их желание защитить себя, то им было не до смеха, особенно теперь.
- Давай мне сюда руки, - Эрондейл протянула руки вперед, раскрыв ладонями вверх, и подождала, пока напарница накроет их своими, - Закрой глаза и начни глубоко дышать, - Эйр также прикрыла глаза и начала вдыхать через нос и выдыхать через рот, - Теперь очищай сознание постепенно, как если бы выметала мусор. Делай это пока ничего не останется, - ее голос был спокойным и кристально чистым, всадница слышала, как успокаивается и выравнивается дыхание девушки, как стихают ее эмоции, - Теперь просто представь эту руну, вспомни ее значение, она сама всплывет в твоей памяти скоро.
Они сидели так несколько минут, пока Аурелин не успокоилась и не открыла глаза.
- Вспомнила! - ее рука со стилом быстро начертила руну спокойствия на пергаменте. Всадница вопросительно изогнула бровь.
- Могла и меня спросить.
- А ты откуда знаешь?

- Да ты ее везде рисуешь со смерти предводителя, -  с горькой усмешкой произнесла Эйр, указав пальцем на один из пергаментов, - Поэтому, давай на сегодня все, - девушка начала собирать аккуратно все, что было разбросано на их кровати, что-то сворачивая, а что-то складывая. Лина же выглядела немного потерянной. Ру дала драконице оставшуюся половинку яблока и погладила по голове.
- Нам нужно поспать. Ты не можешь быть завтра невыспавшейся, - она мягко потрепала по макушке подругу, затем разделась и переоделась в рубашку для сна, в такую же переоделась драконица. Рейли уснула достаточно быстро, всадница же долго смотрела в стену, уткнувшись носом в волосы и слушая звуки. Пальца периодически касались холодного металла под подушкой. Она никому не могла признаться, что ей страшно.
***
Когда дверь их комнаты распахнулась, Эйр чуть приоткрыла глаз, увидела Тери, и тут же опять впала в сладкое забытие сна по привычке, поскольку в детстве это всегда срабатывало - королев не особо будили без надобности, если они спали. А поскольку этому всаднику они доверяли, то парочка королев даже не дернулась при их появлении.
Но в этот раз что-то пошло не так. Рыжий не хотел совершенно отставать от всадницы, трогая ее за лицо холодными пальцами, от которых пахло лесом и холодом, как было иногда по утрам, когда они еще жили в форте Варанаси. А иногда и вечерами, когда пара возвращалась в темноте с дежурства. Но это все равно был не тот запах, что был в детстве. Шангарский лес пах всегда хвоей, а зимой еще и белоснежным снегом, который у Эйр ассоциировался с запахом чистоты и тяжелых времен, когда от мороза, в прямом смысле, перехватывало дыхание.
Через некоторое время Ру сдалась, случилось это уже после Лины, которая к тому моменту уже вскочила и переодела свое ночное одеяние на длинное батистовое белое платье, которое ей захотелось надеть, после чего пошла надоедать Кею, который произнес неосторожную фразу, пока королевы просыпались.
***
Аурелин хвостом увязалась за драконом, включив одну из своих дурных наклонностей, которую не все выносили.
- Кей! – Рейли сцепила руки за спиной, шумно вышагивая за старшим, громко шлепая ногами по полу, - Кей!
Алмазный явно знал, что от него не отстанут, поэтому сопротивлялся не долго, развернулся и наигранно сердито посмотрел сверху вниз на девушку, которая с самой невинной мордашкой хлопала длинными ресницами.
— Ну что, что, что ты хочешь от меня?
- Кей, принеси мне ромашек.
- Что? – кажется, дракон аж опешил от такой просьбы.
- Ромашек, я хочу ромашек.
Что-то пробормотав, черный все же отправился выполнять просьбу королевы, которая тем временем отправилась в столовую, где с Эйр села за стол поесть, но еда не особо шла, поэтому девушка обошлась яблоками.
***
Когда Рейли с Кеем ушли, Эйр поднялась с кровати и, совершенно не стесняясь Тери, начала переодеваться в свою обычную одежду. Она всегда была сторонницей практичных нарядов, нежели красивых. Последние одевались только по строгому приказу предводителя с аргументацией «надо», но это было только при встречах с правителями.
- Что ты кипишуешь как ученик, - буркнула королева, стягивая длинную рубашку и надевая белье, - я еще вчера отдала приказы о завтраке и остальном, как делаю всегда.
Ру действительно всегда отдавала приказы на утро с вечера, для пущей надежности прибивая их ножами на самом видном месте для работников, лишний раз напоминая. Натянув остальную одежду и обувь и привычно затянув свой корсет, девушка собрала волосы в небрежный низкий пучок, после чего быстро привычно подкрасила темный глаза и посмотрелась в зеркало. Оставшись удовлетворенной, девушка накинула плащ и вышла вслед за всадником.
Они быстро пришли в столовую, где к ним присоединилась Аурелин, а позднее и Кей, который отдал охапку ромашек драконице под немного удивленные взгляды. Голубоглазая перестала есть и принялась плести что-то из цветов, напевая себе под нос какую-то мелодию, будто не ей сейчас отправляться в полет. Ру же четко чувствовала, что ее напарница старается таким образом успокоиться, спрятав беспокойство глубоко внутри. Кей же решил, что ему не особо требуется есть, поэтому первый удалился из столовой, словив недовольные взгляды двух всадников.
«Либо он слишком самоуверен, либо слишком нервничает. Хотя кто их поймет,» - мелькнуло в голове Эйруалавель, которая немного задумчиво жевала кусок хлеба. Ей вообще самой в горло ничего не лезло, но она себя заставляла через силу, зная, чем может обернуться голодовка.
- Смотри, как тебе идет, - звонкий голос Рейли вывел девушку из некоторой прострации, а на голове оказался такой же венок из ромашек, какой был у драконицы самой на голове, которая улыбалась с таким счастьем, которое бывало только у ребенка. Всадница едва заметно улыбнулась, но взгляд ее заметно потеплел и смягчился, - Пойду покажу Кею, - произнесла девушка, чуть ли не вприпрыжку отправившись на улицу.
- Неугомонная, - буркнула Лави, доедая все, что было в ее тарелки. Тери рядом только хмыкнул.
Когда они оба вышли на улицу, то чуть не хлопнули себя по лицу синхронно, поскольку открывающая картина утра была прекрасна – гарцующий черный дракон и беленькая с головы до пять девушка, которая намурлыкивая какую-то песенку, шла к нему. Выглядела одна несколько чужеродно срази всех остальных – в каких-то босоножках, в белом сарафане, с распущенными волосами и венке из ромашек.
- Мне кажется, наши драконы немного иногда идиоты, - усмехнулась девушка, глядя на этот цирк, а затем легко ступая, совершенно не торопясь, в сторону места сбора. Рядом шел рыжий всадник, на миг задумавшись о чем-то своем.
- А тебе не пора прятаться? Ты же не очень любишь всадников во время брачного полета, - задумчиво протянул мужчина, прекрасно осведомленный о повадках королевы, которую он воспитал.
- Ну ты ведь меня защитишь? – Эйр подняла свои изумрудные глаза на Тери, в которых была какая-то мягкость. Наверное, отголосок ее чувств к драконице.
- Эм, ну… я же тоже не образец поведения в этот момент, - замялся мужчина, прекрасно знающий себя, из-за этого явно что-то чувствуя.
- Я буду не против, если это будешь ты, - спокойно произнесла всадница, вновь переводя взгляд вперед, - Только давай не как в первый раз, - хмыкнула Эрондейл, мимолетно коснувшись медальона на шее.
- Вы мне когда-то перестанете это припоминать? - вздохнул рыжий.
- Конечно, ведь есть же вещи, которые могут нас убить, - глухо и печально рассмеялась девушка.

Внешний вид

У обеих королев на голове венок из ромашек
У Эйруалавель на шее медальон в виде оскалившегося волка.

Эйруалавель

https://i.pinimg.com/originals/f8/aa/28/f8aa28c38a22d286865923cce6ebdd98.jpg

Аурелин платье

http://nuances.com.ua/wp-content/uploads/2017/06/IMG_6646%D0%BC.jpg

Отредактировано Эйруалавель (2018-10-01 19:59:00)

+3

6

Боль всё ещё скребла по душе, безжалостно разрывая ту когтями. Форт всадников, который Агмейр глубоко в душе считал одним из важнейших для себя мест, подобно родному дому, неожиданно стал местом чужим и отвратным. Нити, что ранее связывали человека с этим местом, практически полностью порвались, и даже сын не мог развеять скорбь своего родителя. Он старался - Маавос-старший видел в его глазах участие и отголоски тоски по столь глупо погибшей бабушке, но решительно отвергал всякое проявление поддержки. Быть может, этим он невольно ранил сына, но Агмейру требовалось уединение и время на то, чтобы собраться с духом. 
За свой долгий, чрезмерно долгий для простого человека век, он не раз терял близких людей, но душа по какой-то таинственной причине не черствела, а всё так же с тяжёлой болью отзывалась на удары. Однако уже много лет сердце мага не саднило с такой неимоверной силой: с того самого дня, как смерть унесла его обожаемую жену. И всё же для неё объятья забвения были естественнее, чем для всадника, и к этому Маавос был морально готов, в отличие от потери бессмертной Кайны. Умом понимая, что смерть может настигнуть и её, душой и сердцем он никогда не допускал мысли, что это всё-таки произойдёт. Что это возможно. Она всегда была рядом ним, так он и продолжал её видеть в будущем, и то, что произошло, было подобно удару ледяной волны. Вода смыла былые иллюзии, оставив после себя лишь разрушение, боль и саднящую тоску по собственной кончине, которая всё избегала мистрангца. 
Наложить на себя руки - позор и слабость, пасть до которой Агмейр не мог себе позволить даже в самых кошмарных сновидениях, но вот от своего алмаза он честно старался избавиться. И далеко не раз. Правда, несмотря на заверения Архимага Галателла, что этот подаренный им “анаскуров” камень продлевает жизнь, человек всё сильнее чувствовал, что это грубая и наглая ложь. И потому интуиция шептала, что Архимагу в этом веры нет, что многие скрывают от Маавоса что-то важное, что знать он не должен и, главное, что все вокруг путают чародея, не давая ему докопаться до странного дракона из прошлого, с которым ему посчастливилось повидаться в Зеркале Судеб. Со временем, по прошествии стольких веков, Агмейр уже размыто помнил о своей первоначальной цели, побудившей искать ящера, но ныне он понимал, что пока с ним не встретится, то будет жить. А заодно и испытывать бремя страданий, наложенное на него долголетием. 
- Отец, нам пора, - шагов сына человек не слышал, но мягкий голос вывел его из размышлений. Только сейчас Маавос-старший осознал, что вот уже некоторое время, застыв над лежащим перед ним небесно-голубым клинком, он тупо смотрел в одну точку. - Первые уже появляются на взлётной площадке, скоро будет и королева. 
- Хорошо, я скоро буду, - больше всего сейчас Агмейр боялся увидеть в глазах молодого полугнома тень сочувствия, что тот мог скрыть в голосе, но не во взгляде. Это было бы сродни встречи оголённого тела с копьём на полном ходу, поэтому маг избегал встречаться с ним взглядом, и отвечал, даже не поворачивая головы. И только стоило сыну покинуть покои родителя, Маавос-старший наконец отстранился от меча Кайны. Это изящное оружие он потребовал сохранить, но сам пользоваться им не посмеет — не его это честь, да и вряд ли кого-либо из ныне живущих. Но это последнее, что осталось от матери - дорогая память, за которую хотелось цепляться - и здесь с собой мистрангец не мог ничего поделать. 
Агмейр, устало вздохнув и сильно не торопясь, привычным движением собрал волосы и перевязал их шнурком на затылке. Сегодня, несомненно, был праздник для Безмолвного Пика, но не по его честь и радость. Скорее, события сегодняшнего дня навевали ещё большую тоску, вдобавок будоража уже давным-давно зарубцевавшиеся раны, нанесённые невылупившимися драконами. Несколько раз проходить запечатление и каждый раз быть отвергнутым, несмотря на то, что твоя мать и твой сын удостоены этой чести - есть ли в этом хоть капля справедливости?  Сегодня бы он мог тоже наблюдать за своим ящером, рассекающим воздух в погоне за самкой и властью. Но, к счастью или же наоборот, эта судьба его миновала, подарив совершенно иную. Кстати говоря, не менее интересную и насыщенную событиями. 
Сын был прав: на площадке уже собирались участники и зрители, среди которых высматривался и полугном. Маавосу-старшему показалось, что тот украдкой наблюдает за ним, но он проигнорировал этот звоночек, вместо сына направившись к старому приятелю - Эангару. На этого дикого типа, с которым они как-то столкнулись в самом настоящем бою, Агмейр и делал ставку, в душе желая тому победы. Разумеется, вслух этого не озвучивал, но старался поддержать. Вот и сейчас хорошенько хлопнув белогривого по плечу, мистрангец постарался говорить как можно непринуждённей. Словно и не скреблась у него внутри какая-то дикая тварь. 
- Как погляжу, твой Архарос готов к полёту. В хорошей форме его держишь, - взгляд человека устремился ввысь, где летал рубиновый исполин, некогда чуть не размозживший ему голову своими массивными орочьими лапищами. То былое уже давно забылось, и к этой паре Крылатых Агмейр испытывал довольно тёплые чувства: они были одними из немногих его нынешних друзей в форте. Однако не только это было причиной желания видеть Предводителем именно Эангара, - какое-то внутреннее чувство подсказывало, что в его руках Безмолвному Пику будет лучше. Ему нужны дисциплина и порядок - они основа благополучия и процветания, способные вернуть всадникам былой авторитет. По-северному суровая и жестокая основа, но запомнившаяся Маавосу поразительной действенностью. - Даже не думай шутить про ставки на золото, Эа, - старое-доброе, но ненавистное белогриву сокращение, которое позволял себе, наверное, только этот маг. - Я верю в твою чистую победу. Уже решил, как распорядиться тем, что драконы разыграют этим днём? - под розыгрышем, разумеется, он понимал власть, которую дарует должность Предводителя.

Внешний вид

http://sh.uploads.ru/0opE7.jpg

Порядок отписи:
Гвендолин, Кейрисаррэль, Эангар, Эйрулавель, Агмейр.
Чигару появится позже.

+2

7

День брачного полёта юной Аурелин был событием для всего форта - Гвендолин читала волнение на лицах даже тех собратьев, чьи крылатые напарники не примут участие в гонке в силу той же половой принадлежности. В воздухе висело напряжение, но не как перед бурей или битвой. Этот день - точка отсчёта нового будущего, в любом случае - кто бы ни одержал победу. Амаранта же чуть ли не чешуёй ощущала дух азарта и спортивной злости - такая атмосфера обычно будила в ней желание утереть всем носы и показать, кто здесь "царь горы", но не в этот раз, обсидиановая, не в этот.
Пригнувшись к спине своей ворчливой громадины, рыжеволосая похлопала её рукой, облачённой в перчатку, по крепкой шее, на что драконица отозвалась довольным гудением. Она и не думала снижаться - успеют ещё отсидеться на зрительских местах. Мара слишком любила небо. Если бы это было возможно, она и ела, и спала бы в полёте.
Нау приветствовала всадников своего Крыла. Кажется, с кем-то из других чешуйчатых и обсидиановая перекинулась парой колкостей (по-другому красноглазая бестия редко общалась), даже ускорилась, обходя кого-то прямо в полёте и занимая место повыше и где было побольше свободного пространства. Да так демонстративно... Мол, она дама широкая - места тоже нужно побольше, а всякой мелочи стоит расступиться. Зато взгляды обеих цеплялись совсем не за мелочь - Мара первая заметила Архароса, рубиновую чешую которого ни с чем нельзя было спутать. Вид дракона капитана Шангарского крыла не вызвал у драконицы никаких эмоций, зато чешуйчатая точно чувствовала, какая буря противоречивых чувств закипела внутри её рыжеволосой всадницы. Хотя им обеим приходилось делить всаднические обязанности и даже одно место жительства с теми, кто спокойно пережил восстание Онурра и встал на его сторону, но Лине этот груз прошлого порой начинал терзать душу вновь как впервые. Никому из мятежников нау не смогла простить ту трагедию. И хотя главный виновник уж лежит в земле, ещё дышали те, кто не просто не остановил - помогал, способствовал. Но Крылатая верила, что не только Онурру воздастся по заслугам. В своё время.
Обсидиановая шумно всхрапнула, отвлекая подругу от невесёлых дум, из-за которых обычно улыбчивый лик рыжеволосой посмурнел, а заодно кивая в сторону беззаботно и по-ребячески гарцующего на главной взлётой площадке Кейрисаррэля. Этот здоровяк словно впал в детство и снова вёл себя, как недавно вылупившийся птенец.  Этакой картине невозможно было не усмехнуться. Рядом, кстати, была и главная виновница того, что здесь ныне царил такой переполох - королева ещё не преобразилась в истинный облик, а в нынешнем выглядела довольно мило.
Уловив эту мысль, Мара отфыркалась знатно. Эта махина считала, что драконы могут быть какими угодно, но не милыми. Милоту ищите среди котят и прочей пушистоты-мурноты. Обсидиановая на новом круге резко пошла на снижение. Хорошо, что Лина была привычна к такому - если ты действительно хочешь уверенно летать, то следует это делать не на драконе, а вместе с ним. Чувствовать малейшее изменение ветра и громадное мускулистое тело напарницы под собой.
Драконица достаточно ловко и изящно для такой туши приземлилась. Но земля, конечно, вздрогнула. Складывая крылья на ходу, чешуйчатая прогулочным шагом направилась в сторону Чёрного Алмаза и аметистовой. Примерно метрах в пяти от цели ей пришлось остановиться и практически лечь на каменную площадку, чтобы нау могла спуститься по передней лапе вниз. Лёгким движением руки поправив растрепавшиеся волосы (но ничерта не сделав их при этом менее торчащими в разные стороны), Гвендолин обошла драконов, даже не думая лезть, пока там скачет отнюдь не маленькая тушка Кея, и оказалась по одну сторону площадки с Эйруалавель и Терисэлем.
- Доброго утра и лёгких крыльев. Ветер нынче благоволит - полёт будет знатный. - с улыбкой поздоровалась Пламенная с собратьями. Хотя, разумеется, полёты происходили и в дождь, и в сильный ветер и в иную непогоду, но ныне борьба будет вестись лишь между самими ящерами, а стихия решила им не мешать, - Кейрисаррэль, - собственно, своих капитана и его крылатого напарника Лина вначале и разыскивала, - Удачи.
Пожелание, высказанное достаточно громко, чтобы дракон услышал, никак поначалу не отразилось на обсидиановой, которая присела да так и застыла подобием изваяния. Свою точку зрения по поводу роли удачи в этом деле она уже выскала. И всё же... и всё же...
До того смотрящая куда-то мимо, Мара повернула голову и остановила свой взор на черноалмазном, в глубине души не поддерживая его ребячество... конкретно сейчас. А затем коротко и быстро кивнула. Согласилась со словами своей всадницы? Тоже выразила немую поддержку, которая звучала бы скорее как "заставь их глотать пыль из-под собственных крыльев" или "порви их всех"? Всё вместе? Пояснений явно не будет, но и этого по мнению чешуйчатой было довольно.

+1

8

Очередь Кейрисаррэля пропускается, следующим пост отписывает Эангар!

0


Вы здесь » Эль'Омари » Сюжетные эпизоды » Г1.Ч2.Э1. Время потрясений


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно